Буйство культур-мультур

«Он то бегал по комнате взъерошенным пуделем-переростком, то резко падал в глубь кресла и закатывал глаза.
— Ну нельзя же чтоб с пустыми руками-то!

Его помощница, переухоженная женщина новоягодного возраста посмотрела на него с подобострастным презрением полным оптимизма.
— Ну всё же уже раздали. Третьего дня ушла ваза в виде Байтерека в пользу оператора из Тосканы. Позавчера вы самолично сняли зеркало в ореховой оправе и бросили его к ногам Эмилии Шардонье. Мы до сих пор выясняем кто это. А вчера вы, уже будучи на бодипозитиве, отломали ножку стола и пытались ей посвятить в батыры атташе посольства Свазиленда.

Он снова вскочил. Белые брюки обрушились вдоль ног, клубок пепельных волос качнулся мыльной пеной, очки скрипнули за ушами.
— В стране такое, а вы… Это сабботаж, извините… Как же так — всем да, а ему нет, — что люди скажут? Не смог? Пожадничал? Утаил?
— Так вы же уже всю свою квартиру вынесли и кабинет на подарки. У нас есть фонды — мы можем купить, если надо.
— А вот этого не надо тут! Страна в перманентной опасности, многие деньги пошли на выставку, многие на вид из окна, многие на реконструкцию новостроек. Надо масштабом думать, но в пределах сметы. И опять же — подарок должен быть от души и чтоб выкинуть не жалко.

Он снова плюхнулся в кресло. Взлетевшие вверх брючины игриво обнажили сползшие наполовину синие носки.
— Вон там что в шкафу блестит?
— Это дверная ручка.
— Да внутри!
— Там остался вымпел «Лучшему партгрупоргу колхоза 1986 года».
— Отлично! Он все равно на нашем не разговаривает. Как там кстати на ихнем будет «от всей души»?
— Фром май харт деген. И вы на работу хоть на этой неделе выдете?
— В степи главный гость и это не обсуждается!

В воздухе раздался звук воображаемого удара воображаемым кулаком по воображаемому столу.
— Я министр всего хорошего в этой степи и никто не встанет между мной, прогрессом, молотом и наковальней. И я буду блюсти пока блюдётся, если президент не переведет меня послом в Россию, к этим оккупантам.

***
С одной стороны Малковичу было стыдно, что в его чемодане лежит нелепый кусок ткани подаренный на сцене у черта на куличках истеричным человеком говорящем на смеси голландского и японского, но…
Всё таки закрыть за день ипотеку в Хельсинки…
Оно того стоило.