Чарльз Мэнсон — Гарри Поттер

Чарльз Мэнсон. Чудовище порожденное взрывом свободы после того, как затихли стоны тех, кто оплакивал погибших после второй мировой. Очкарик — после бойни маглов и чистокровок.

Порождение изнасилования малолетней матери, сдавшей его в интернат сразу после выхода из тюрьмы, дяди, отправлявшего его в школу в женской одежде (и насиловавшего подростка) и общей атмосфере алкогольно-наркоманской эйфории времени «детей-цветов» завязанной на мескалине и отрицании сгнившего, как зубы портовой проститутки на Аляске, консервативного общества.

Гарри Поттер, мальчик безосновательный герой, окруженный толпой фанатиков защищавших его от сил зла (преступления которых освещены весьма однобоко в книге Джоан), идущих на все, чтобы защитить своего инфантильного вожака.

Чарльз Мэнсон совершил первое преступление невесть откуда взявшейся саблей — Поттер, мечом из шляпы.
Чарли отсидел 10 лет за сорок долларов и перевозку шлюх, а выйдя инициировал убийство беременной жены Романа Полански — Гарри был лишен возможности получить образование и вынужден был собирать крестражи злой силы для того, чтобы побороть своего внутреннего врага.

Мэнсон командовал своей армией зачарованных групповыми оргиями шлюх и воров, пьющих кровь скота на фермах — Гарри варил отвары и организовывал сопротивление силами ополоумевших подростков.

Мэнсон настаивал на борьбе с гегемонией черного меньшинства, убирая «неугодных Иисусу и Сатане» белых — Гарри боролся за права маглов, убивая чистокровок.

Оба слышали голоса. Оба жаловались на несправедливость мира. Оба были окружены беспредельным отребьем, с выдуманными морально-этическими постулатами.

Гарри закончил победой. Пировой и веселой. Мэнсон сидит со своей свастикой на лбу (и свиданиями с очередной женой) где-то в Теннесси. У него пожизненное. С возможностью апелляции.

Зло, зарожденное извне и сделавшего жерву жизни пожирателем смерти вырвалось наружу. Моральные постулаты обрушились — теперь для того, чтобы оправдывать чужую смерть достаточно просто подпихнуть под нее идеологию (веру, свободу, тени забытых предков).

После отлова зверя случилось прогнозируемое и уродливое чудо — в мир ворвался сонм разноуровневых последователей Мэнсона. (Кто убил Лору Палмер?).
И если на мелком уровне это были разовые подражатели — то на крупном — религии и государства.

История последних лет доказывает — зверь не утих. Массовая истерия высосанных не из пальца идей, сдобренная тотальной глупостью (тупостью) адептов, все эти гомофилофобские прения, попытки построения государства высокой культуры быта, передергивания Штатам, России, саудитам и прочим тюркоганам — часть этого.

Креаклы молятся на портреты дяди Бенджамина, не знавшие свободы размахивают Кемалем, страдающие дистрофией мысли продают душу продавцам сур, Астана проводит очередной саммит для тех кто оценивает счастье в килограммах спизженого мяса и шлюхах.

Все разговоры сводятся к одному — наша задача убить иноверца. Никаких попыток понять. Никаких размышлений о сохранении паритета. Никаких шансов для включения мозга в процесс жизнедеятельности.

Это нормально для нас. Это не пройдет. Это готовится, блядь, к ебаному взрыву.

И надо быть готовым к тому, что помощи друг от друга ждать не придется.

Наслаждайтесь просмотром.
Пока.

P.S. никогда там не было этой платформы, Гарри.

Хотите читать новое первым?

Powered by MailChimp