Дерьма самовар

Странное ощущение пришло, и не покидает. Как будто в комнате разлили ушат дерьма.

Никогда не верил в демократию. Любого толка. С рождения. Ни в древнегреческую. Ни в римскую. Ни во внутренне европейскую, ни во внешнеамериканскую. Не говоря уже о подвидах и мутациях.

Ни один вид животных на земле не придерживается этого мироустройства. Законы природы в этом отношении просты и неумолимы. Но… в природе нет и тирании.
Вот таков парадокс. Хоть в сапоги мне срите – не докажите обратного.

Жизнь вида направлена только лишь на увеличение поголовья, и расширение ореола обитания, с целью добычи пищи для растущего потомства.
Но у нас свой, особый, истерический путь. Кривой, немощеный и многовекторный.

Власть с отвисшей челюстью, с застывшей слюной, с застрявшим в зубах куском вяленого мяса и осоловевшими от просмотра сериала «Хабар. Хроники вынужденной радости» с одной стороны. И жужжащий рой пчело-мух с другой.
А по середине ушат с помоями. С пылу-с жару

Мухи жрут дерьмо, а переевши гадят на лацканы хозяина. Время от времени они жужжат, в ожидании очередной порции. Иногда кусают. Беззлобно так. По импотентски апатично. А хозяин нет-нет да и проведет ладонью над тазом, отгоняя непрошенных гостей. Не менее лениво. И еще более бессмысленно. Время от времени среди мух появляются слепни. Тогда хозяин сначала прикармливает их в надежде что они перебьют мух, а поняв что это не работает выгоняет свернутой газеткой их в окно, и ставит москитную сетку. Уменьшая количество солнечного света и кислорода в комнате. Не смотря на то, что параша попахивает. Но слава богу – держать по ветру нос уже нет тяги, да и запах сладок и приятен.

Страна спит. Спит мирным, погостным покоем. Снует только рой мух. Да пара слепней, жужжат за москитной сетью, суля им светлые кучи навоза за окном, после того как они загадят все подоконники. Вот такой коленкор.
Советский Союз достиг апогея. Единственной мерой воздействия на население стало псевдотелевидение с софитами выставленными в студии сразу после освоения целины. А так же беспредельно тупая, но универсальная форма работы «Все запретить. Всех расстрелять». Причем что как бы власть, что ее как бы оппозиция действуют совершенно шаблонно, слизывая с друг-друга остатки чести и совести.
И это, мягко говоря, заебло.

Громадная страна, с мощным (по качеству) людским потенциалом, с проданными до яжра земли недрами, с территорией на которой можно расселить 30-35 миллионов человек долбиться в шары.  И вся эта интеллигентно помазанная калом оппозиционная масса мечтает лишь об одном. Добраться поближе к источнику дерьма, и приблизиться к анусу, ибо находясь у источников легче контролировать потоки.

Что радует – фашизма здесь не будет. Ибо единства в спринте,  у леммингов свободы,  нет. И стоит помахать перед кем-нибудь из них пирожком с говноладом – и тут же они становятся  раскаявшимися (неоднократно верными, всегда знающими, внезапно осознавшими) сторонниками власти. Ибо тоже хочется пускать слюну и нихера не делать. Опять же и мяско из хозяйских зубов можно наковырять. Некоторые умудряются переобуваться по три раза в год.

„За двадцать лет можно выучить язык“. Точно. Но нельзя: отремонтировать дороги, научиться не сплевывать баши на родную землю, не воровать, не покупать бентли за счет больных раком, не торговать собой на право и на лево. И даже конституцию, за которую голосовали все казахстанцы («О боже! Даже рускоязычные?» ), определяя для себя и своих детей путь по которому они пойдут плечом к плечу на общей земле не то что соблюдать – читать не научились.

И кипит жизнь. И несется советский паровоз с отходами. И похер что дальше обрыв. Останавливаться некогда. Главное вперед. Главное впереди всех.
А вот слить дерьмо и прибраться…

На это нужно слишком много времени. Нового времени.

Хотите читать новое первым?

Powered by MailChimp