Диссонанс

Проснулся рано, около девяти вечера. С дороги слегка разбит. Руку отлежал. Душно. Подушка мокрая от пота. Неспокойно спалось.

На кухне пачка сигареток, крепкий свежезаваренный чай, подсохший кусок яблочного пирога.

За окном вяло распеваются перед вечерним шалманом местные  алкаши. Собака терзает кусок старого матраса. Все стабильно. Чинно. И даже как-то благородно.

Но что-то все-таки не так. Как будто  из аквариума в бассейн выкинули. Вроде и жидкость кругом, но воняет хуже, свет только сверху, а про смену воды можно уже забыть.

Какой-то норвежский мудак, начитавшись скрижалей про крестоносцев, порубил без малого сто человек. Сам. Лично. Проведя при этом большую разъяснительную работу в интернете, и физическую в сарае.

Лица, отрицающие ценности западного прогнившего мира с помощью новейших технологий обещают кучу бед всем тем, кто не вернется обратно в пещеры.

В столице неожиданно для ОБСЕ проводят саммит, предупреждая жителей принимающей стороны, что на балконе не курить, ибо можно получить маслину от неосторожного снайпера. Во имя мира на земле.

Товарищ, обвешанный девками, деньгами и удачными инвестициями в сырьевой сектор за бокалом «Камю» с закатившимися глазами рассказывает о преимуществах дауншифтинга.

По телевизору вещают о великих победах в деле защиты материнства и детства, росте пособий и роли в этом партии, и сразу после идет сюжет о нехватке мест в детсадах и десятилетних очередях на поступление в них же.

С каждым новым «годом аула» аул не становится веселее. Воды нет, работы нет, перспектива умереть  в пьяном угаре становится планом.  С таким же успехом можно было объявить «год рака». Или СПИДа там.

Или вот – кандидат в президенты приходит на выборы, голосует за противника и объясняет, что он пошел на выборы, что бы здесь, перед телекамерами сказать – «я, мол не вижу вообще ни разу никого лучше кандидата N». А не за тем, чтобы оправдать доверие тех кто отдал за меня голоса. Кусните мол, и сосните. Коли в горле пересохло.

У самих в Уральске плавает электорат и его потомки – помогаем Японии. Молимся за нее и прочее. Проводим фуршеты и аукционы. Хотя сами японцы особо то и не просят. « Спасибо, мол, говорят. Но у нас отложено было в кубышку, сами справимся».  Но это не повод отменять молитвы с закусью.

Ах, да. Стинг не приехал. Да и хер бы с ним. Но нет –муссируют. Обсасывают. Гипотезируют. А ведь Жанаозен в осаде. Из Лондона гадят на Астану, Астана кладет на Лондон.  Внезапно Стинг не приехал.  Все переключились.  Товарищ Жало, сам того не желая облажал информационное освещение забастовки. Вроде как все было хорошо, но послал Бог помошника.

Живем не то что в двух странах – на планетах разных. На планете «Хабар» растет благосостояние трудящихся, колосятся поля и неприлично вырастает мировой престиж, а на планете «Электорат» отмечают юбилей обещания открытия метро,  слегка обижаются на рост цен на бензин и искренне верят что любой твиттерянин может управлять государством. На стыке миров только налоговая.

Собака забросила матрас, обоссала дерево и свалила.  Алкаши привычно разливали портвейн. Арыки были также засраны как  обычно.

Голова разболелась.

Просыпатся надо. Вовремя.