Гибель цивилизации

Геймер я невеликий. Не понимаю я радости персонажей упорно радующихся виртуальным победам в сети. От лукавого это.
Но есть одна игра, которая для меня традиция как оливье на новый год — Один раз в год можно.  Цивилизация Сида Майерса.

Подсел я на нее давно, еще в девяностых, когда она была командной строкой обернутой в восьмибитную графику в которой кавалерист мог завалить не глядя танковую дивизию.

Стратегия игры у меня проста и неизменна — играю на едином континенте, захватываю ключевые узлы перемещений, после чего захватываю все соседние государства, а уничтожив всех конкурентов уничтожаю все города на планете, оставляя одного поселенца на пустой и девственно чистой Пангее.

Но так было до этого года. Раньше я играл в третью версию игры. А в этом году решил резануться в четвертую. И тут и крылась западляночка. Дойдя до стадии когда надо разрушать города я с удивлением обнаружил, что системы уничтожения городов, которая была в предыдущей версии игры, просто не существует. И я завис. Мой план рушился как карточный домик.

Решение мне подсказал Денис Сухачев, директор компании Hoster.kz, который на зимние каникулы приехал в Атушечку.
— Знаешь почему в Караганде народ более упертый и целеустремленный, чем тут? У нас нет такой культурной инфраструктуры. Нам негде отдыхать. А следовательно наше развлечение — работа.

И тут меня осенило.

Вернувшись домой я загрузил игру и прекратил все производство в городах, переориентировав их на культуру, а всех жителей сделав художниками, музыкантами и поэтами. Результат был ошеломляющий.

Первым накрылось сельское хозяйство. Вслед за ним рудники и транспортная инфраструктура. Не долго протянула и промышленность.

Население сократилось в два раза. Потом на какой-то миг начало расти — видимо из-за роста влияния религии и остановке заводов по производству контрацептивов. Но тут же пошло вниз после развала системы здравоохранения.

Церкви и художественные школы рухнули последними. Цель была достигнута — одинокий первопроходец стоял единым властелином пустой земли.

Но что меня поразило больше всего, среди горящих красным уведомлений об авариях на шахтах и заводах, о гибели людей и голодных бунтах после каждого хода, даже в предсмертной агонии поселения выходила беленьким лаконичная надпись:

«Город (cityname) празднует День Любви к Президенту».

Тем и победим.

Хотите читать новое первым?

Powered by MailChimp

  • Olegzhan Beketayev

    какой жеесткий аналог