Мы горсти на этой земле

Я люблю просторность. Я люблю неторопливый разговор за чашкой чая и приятную беседу, с капелькой водочки, за бешем. Мне нравятся наши девушки, пролетающие рядом и тихо смеющиеся в ладошку. Я млею от мудрости наших женщин, которые спасают дома от холода одиночества. Я упиваюсь беседами мужчин за столом, и смехом детей. Я люблю мой Казахстан.

Но я, блядь, ни хуя не могу принять наше государство. Стареющих и впадающих в маразм квази-парламентариев, цель существования которых лизнуть, куснуть и не обжечься. Я не могу принять дней «занятого сонного слепоглухонемого сурка страдающего импотенцией» в наших министерствах. Не могу видеть заспанные лица слуг народа вгоняющих судьбы целой страны в постановления о развитии вакуума. Не могу понять почему мы при таких ресурсах радуемся тому, что подразумевается по умолчанию.

В центре страны стоит непуганым сборищем степных небоскребов левобережная ткацкая фабрика которая производит только один продукт — инновационный саван сплетенный из фондов, форумов, саммитов, посланий и конвенций.
Страна  разрывает гнойными свищами проблем. Пауки от государства любя закрывают его казенным, канцелярским полотном, с отчетом перед Байтереком. Трупные черви, объевшись жира расползаются по миру, обьявляя себя поборниками борьбы с разложением.
И всем выгодно поделить мою страну на кости. По цветам. По крови. По языку.

Это откровенно заебло. И государство, и оппозиция.

Гречка опять подорожала.
А «Давайте обедать!» уже не воспринимается как национальная идея из-за простоты и ясности формулировки.
Очень жаль, что на гимн моей родины все больше и больше диджеев стараются запилить реквием.

Просто хочется выходных и Монти Пайтонс по Хабару в прайм-тайм.