Калифорния

— А сегодня, между прочим, ровно четыре года… Надо прикупить каких-нибудь цветов и поехать к ней. На Голгофу.

Имя у нее красивое было. Сэми. Саманта. Кровь с молоком и беконом.
Мы познакомились на трассе. она голосовала, а я как раз сваливал от кредиторов. Типа букмекеров. А ей семнадцать было, вроде.

В общем зависли мы в мотеле в Комптоне почти на две недели. Трахались так, что я на солнце мерз. И даже, грешным делом, влюбился и купил кольцо. На честно занятые деньги. И между прочим, она сказала «да», но так как была толи под коксом, толи под мескалином, попросила месяц на раздумье.

Мы сняли небольшую квартирку в армянском квартале. Я устроился продавцом в небольшой магазин по продаже купальников (это была далеко не легкая работа (ладно когда своими баблзами перед тобой крутит фигуристая пуэрториканочка. Но такое раз на сто, а чаще это жирная и прыщавая корова из Огайо, или там Иллинойса), а Сэми подалась в актрисы.

В общем пока у меня вырабатывалась устойчивость к жировым складкам, она ходила на всякие кастинги, драмкружки и околокиношные тусовки. Ее один раз почти взяли в сериал толи про скорую, то ли про похоронную контору, но что-то пошло не так и она ушла в депрессию. Где-то на пару дней —  ровно на столько хватило денег и бурбона.

А на третий она прошла кастинг. Прямо позвонила и прокричала «Я прошла!», а я так рад был за нее, меня в этот день как раз уволили — одна из клиенток сказала что я ее домогался (господи, вы бы ее видели — на нее бы и Стиви Уандер не повелся). Правда потом оказалось, что это был порно-кастинг, но «хоть какая-то ступенька к большой мечте». Мы поругались. Я потребовал, чтобы она ушла а она назвала меня выродком, сперла последние 40 баксов и свалила из дома.

Ну так вот.
После дня съемок продюсер, этот потный и жирный анджелинос, устроил вечеринку.
Сэм обшобилась всем  чем можно и шлифанула это все водкой. А после со смехом шагнула с балкона одиннадцатого.

…ну вот собственно с тех пор мы оба и счастливы.