Ботинки

Ботинки

Вадик позвонил совершенно случайно. Сбросил сразу. Я не ожидал. Перезвонил. — Здравствуй, доктор. — Привет. — Это Нагаев. — Я понял Кость. Записал номер.

Кхареба, Кахетия, Грузия

Грузин-художник

Он живет отличиями. Его тяга – детали. Его мастерство – мазки дающие жизни рельеф.Даже если фон это только обычная черная брезентовая скатерть.

Соломоново кольцо

Соломоново кольцо

— Как дела ? – трещало в трубке – Какие планы на выходные? — Диня, ты что ли? Курилка, давно не звонил! — Да дел куча. Мы четыре новых аппарата привезли.

чердак

Чердак

Мы разбирали вещи на чердаке. Ну как чердак – это был последний этаж дома. Каменный дом из трех комнат построил дед Ираклия – Звиад.

Письма девочке. Первое, на гербовой бумаге

Письма девочке. Первое, на гербовой бумаге

Здравствуй девочка. В смысле не болей. Я давно не писал тебе письма так. Не на электронный бездушный сортировщик, а на листе бумаги.

Немного из истории воздухоплавания

Немного из истории воздухоплавания

С тех пор как братья Монгольфье оторвали свою корзину от тверди небо вылило множество воды… Сегодня мы едем в наши неуютные аэропорты и после непродолжительной мозгоебли с вынимани

Почему я сегодня мудак

Почему я сегодня мудак

Почему я сегодня мудак…. По квартире как бешеный лось.  Все сметаю. Огрызаюсь на жену. Ввожу в испуг собак. Даже соседи притихли.

Тихо и спокойно. Я сказал

Тихо и спокойно, женщина. Я сказал

Женщина это хорошо. Хорошая женщина – вдвойне. Но внезапно на горизонте вырисовалась новая прослойка гендерной эволюции – «женщина лучшая».

**Тихо и спокойно. Я сказал**

Тихо и спокойно женщина. Я сказал

Женщина это хорошо. Хорошая женщина – вдвойне. Но внезапно на горизонте вырисовалась новая прослойка гендерной эволюции – «женщина лучшая».

Варенька

Varen’ka ( mother and father )

Was I born out of love? Yes. And he was near. My father.

Зарина

Зарик. Первое знакомство

Зарик. Начало. Мое знакомство с Зариком началось с невинного вопроса «Кто такой Нагаев?».

Фантастика и селедка

Фантастика и селедка

Кх-кх… В детстве, как сейчас помню годиков девять мне было, решился я уйти в серьезную литературу.