первый снег

Первый снег

— А ночь-то как хороша… Прожектор выхватил  кусок прокуренного неба. Облако сморщилось ослепленное светом и тихонько заплакало.

В утесах (ты был другим)

В утесах (ты был другим)

Ты бегал по двору в белых сандалях и коротких оранжевых шортах. С куском бородинского хлеба посыпанного сахаром. В твоем мире чужие и свои стреляли в друг друга из веток.

егерь

Егерь и волшебный дол

Жил был на одном острове посреди океана Егерь. Но случилась беда – тектонические плиты повело, и остров начал тонуть, опровергая свою нерушимость и вечность.

чердак

Чердак

Мы разбирали вещи на чердаке. Ну как чердак – это был последний этаж дома. Каменный дом из трех комнат построил дед Ираклия – Звиад.

Возвращение в себя

Возвращение в себя

… Дед мой на войну ушел из Сибири в двадцать один год. К тому моменту он уже был женат. А жена была на сносях. Но долг есть долг. Деда звали Семен. А бабку Анной.

Коробейник (человек из Карблакастана)

Коробейник (человек из Карблакастана)

Утро в Карблакастане это всегда праздник. Праздник света и ветра.

Ямочки на щеках

Ямочки

— Я не знаю. — Что опять? — Я же говорю тебе – я не знаю. Я не могу понять.

Вырывание крыла. Километр неба

Вырывание крыла. Километр неба

Сергею Алексеенку. На «Километр неба».

Варенька

Varen’ka ( mother and father )

Was I born out of love? Yes. And he was near. My father.

Слово редактора

Слово редактора

Вступительное слово к новогоднему выпуску №53 (552) журнала «Экватор Сибири» главного редактора издания Евстифана Аресьевича Хабырдондоева.

Детство померло

Детство померло

Несемся. Несемся сломя ноги. И колени болят. И силы уже не те. И пласт никотина в легких давит. Трудно дышать. Невыносимо трудно дышать.