Манифест 2.0

Не далее, как вчера один мой знакомец из Фейсбушки посетовал на то, что, дескать, вся эта хипстерская тусня с ее блог-платформами похерила всю ценность слова, и литературы в частности. И что, мол, надо с этим что-то делать, ибо мы все сгорим в этом аду из лишних слов и ненужных событий, которые отвлекают интеллект от истинного знания.

В воздухе запахло фарисейством и серой. Так и появился этот манифест.

Но начну пожалуй с истоков.

Во времена пещерного быта добытчик мяса был хозяином положения, и мог контролировать распределение добытого таким образом, чтобы остальная стая кормилась, но не до такой степени, чтобы дать ему люлей. Держа стаю впроголодь он оставлял за собой право лидера.

Культура земледелия и скотоводства положила этому конец.

Чуть позже, группа одаренных приматов смогла сопоставить движение светил на небе с природными явлениями и начала управлять менее прогрессивными соплеменниками предсказывая затмения и прочие катаклизмы. За это они получили статус жрецов и, соответственно, халявную жрачку. И долгие века гоняли волну снимая сливки.

Галилей и Бруно сделали много, чтобы избавить их от лишней еды.

Для передачи знаний, внезапно, образовалась письменность. Которая стала привилегией отдельных классов выше среднего, с последующими веками борьбы с общей грамотностью. Именно так. Ибо писарю тоже хотелось есть, не говоря о его хозяевах.

Тут конечно жестко им подгадили революции различного толка, в итоге приведшие к повальной способности если не писать, то хотя бы читать.

Художества были запрещены. Только ограниченный круг творцов имел доступ к краскам и кистям, в результате чего мы поимели громадную галерею портретов тех, кто выдавал такие разрешения. Появление фотографии (которая изначально тоже была доступна, хорошо если, сотне человек) размазала эту эксклюзивщину.

Краски подешевели, холсты стали доступны. Вместо портретов и натюрмортов под заказ появился Дали, Пикассо и Шемякин.

Да и та же фотография прошла весь этот путь – от первых камер-обскура до профессиональных тушек со светофильтрами и еще вон той штучкой всего за семьсот долларов. А в итоге фотоаппарат есть у каждого в руке и под ней.

С момента появления письменности количество источников росло. От одиноких греков, через Гёте до Донцовой, извините.

И вот пришли наши дни (когда все умеют писать, читать, делать фотографии на сотовый телефон, знают, что солнце не Бог, а сгусток газа с цепными термоядерными реакциями, и в принципе способны добывать себе пропитания не особо рассчитывая на милость вожака) вдруг появляется мнение об излишестве подобных прав у всех.

Ибо хочется видеть мир поделенным на слои пирога, в зависимости от оценочной системы отдельных сограждан поставивших себя с какого-то хера немного выше других, без всякого на то документа.

Путь упишется Донцова и Тема Лебедев. Пусть девочки ебашат лифтолуки и новые туфельки в Инстаграм. Пусть хипстня сидит в кофейнях с айпадами и дрочит на диджитал и соцсети, а их антагонисты слушают через динамики кирпичей Кайрата Нуртаса.

У меня остается право – что выгребать из всей этой кучи и ставить на полки, развешивать в рамочках в моем доме и чем услаждать свой слух во время вечерних посиделок с друзьями и без них. Это мой выбор, мое мнение и мое право.

Но говорить людям как им жить, где их место и почему они не должны что-то делать (в пределах УК) – увольте. И так слишком многие стараются сделать мир одноцветным и прямолинейным.

Назад в пещеры дороги нет – нас слишком дохера.

post scriptum.
Сегодня многие говорят о неграмотности людей в правовых и финансовых вопросах. И именно те, кто обладают этим знанием, зачастую, и делают все, чтобы ситуация не поменялась. За очень редким исключением. Но думаю, что эти самые исключенцы, своей волей и не без нашей помощи, и смогут пошагово изменить ситуацию, оставив фарисеев у входа на биржу труда.

Хотите читать новое первым?

Powered by MailChimp