Нежный уход

Каждый год с многоуважаемый Аллой Сергеевной мы совершаем постпасхальный ритуал. Мы едем по кладбищам.

Долго плутаем среди оградок, свалок веток и пакетов с мусором, обдираем ноги о разросшийся плющ. Добравшись до мест возложений подпиливаем ветки и побеги оплетающие оградку и норовящие попасть в глаз. Убираем мусор и упаковываем в мешки. Отнеся все на свалку вдоль основной дороги умываемся и едем дальше. Так как кладбищ у нас три.

В этом году все повторилось. И тут я , как говорится, приуныл.

Смерть оно понятно дело случающееся, ну и вся эта дальнейшая последовательность событий тоже вполне естественна, хоть и не вызывает никакого оптимизма.

Мы спокойно обсуждаем это с мамой. Она взрослый (даже слишком) человек и в этих разговорах нет места сентиментальности и скорби. Она искренне жалеет, что у нас нет крематория. Это бы очень упростило ее желание быть похороненной рядом с родителями в глухой сибирской деревушке потерявшейся между Яблоневым хребтом и Байкалом.

Я не люблю кладбища. Узкие, неудобные, заваленные мусором и источающими тоску и чванство. Роскошные памятники соседствуют с заброшенными могилами. Огромные оградки в которых лежит один человек кричат «Занято для родни!». Во всем этом может быть есть некий элемент скорби, но памяти (на мой взгляд) нет.

Люди приходят на могилы как на выборы — привычка такая. Не мое все это.

К моему сожалению в моей жизни люди уходили достаточно часто. Бывали периоды когда по двое-трое в месяц. Я даже как то поймал себя на мысли, что я стал менее чувствителен к чужой боли из-за этого. И каждый раз появлялся мой кладбищенский аллерген.

Бумажно-пластиковые цветы. Мертвое для мертвых. Отвратительное желание высказать свою печаль обманув лежащего в земле. Не то что прикосновение — взгляд на эти карго-дары вызывают у меня приступы тошноты и отвращения. Аж сейчас передернуло.

И если мой воображаемый друг вдруг спросит меня «А чего бы ты хотел сам?» я знаю что ему ответить.

Начнем с похорон — как можно быстрее, организованней и без истерик. Столовую с рисом-изюмом-компотом заменить на кабак, где каждый будет платить за себя, ибо нехуй напрягать и без того задерганную родню. Хочу чтобы смеялись и говорили обо мне веселые тосты. Плейлист на это мероприятие получите у адвоката.

Я хотел бы кремацию. Это не идет в разрез ни с какими моими религиозными взглядами, ибо прах к праху. И высыпать его туда где Арагви встречается с Курой. Согласитесь, это очень удобно — собрался проведать — заодно хорошо покушал, выпил с хорошими людьми и ничего не надо убирать. Ну разве что помыть посуду.

Ну а если все-таки мои потомки решат что им нужно геостационарное место моего покоя — рекомендую сначала все-таки меня испепелить, после чего погрузить в землю и сверху покрыть газонной травой. А памятник — 60*40*15, без всяких там «от родных» и «зачем ты ушел…». Лучше придумайте короткую веселую эпиграмму.

И чтобы, блядь, никаких искусственных цветочков включая венки, а то вылезу и отмудохаю. Хотите порадовать — несите живые.

  • Natalya Pershina

    Ну, прямо все мои мысли!
    Только не там, где Арагви и Кура, а Алтын Эмель, скорее. Ну, это мое, личное. Мне ближе…