Письмо, пока еще младшему, лейтенанту

Дорогой товарищ лейтенант. До тех пор пока ты не покрылся толстым слоем плотного жира и не стал похож на глухонемую и подслеповатую жопу в фуражке, мне есть до тебя что сказать.

Я тебе не верю, военный. Ни одному твоему слову, делу и поступку. Потому что ты, военный, сам себе не веришь.

Не верю я, когда ты разводя руками отпускаешь убийцу, сбившего шесть человек, отмазывая его из-за его родни. И не рассказывай мне про суд — ты знаешь, что по-другому и быть не могло. А в довесок расскажи мне, как ты гордо штрафовал этого же мудака на сто баксей, когда он снова сел за руль. И о том как ты искренне веришь, что он так поступил впервые.

Расскажи о своей прыти и изворотливости, когда ты задерживал банду опасных преступников нарисовавших для себя картинку с поэтом и кюйши, как рисковал жизнью и как проводил допрос, даже не задавшись вопросом — а под какую статью собственно ведем?

Доложи с честью как проебываются улики с мест преступления, как переписываются протокола досмотров. Как в районах закрывают глаза на скотокрадство, как крышуют проституток, как собирают дань с торговцев дисками на базарах.

А еще поведай миру о том, как майоры-капитаны браво переходят дорогу в самом неположенном месте, а на замечания реагируют отборной бранью. О том как патрульная машина прямо напротив администрации президента перекрывают пешеходные дорожки, а сидящий в ней старлей режется в «энгри бёрдс» на новом айфоне. О том как участковому лень снять обувь заходя к тебе домой «для знакомства», и его негодованию когда обычный гражданин выталкивает его за порог. О том как твои друзья не представляются, не показывают удостоверений и мешают работе журналистов, даже не подозревая о существовании статьи которая при нормальном функционировании судов обеспечила бы ему два года на общаке.

Я знаю, малыш, что тебе не нравятся мои слова и ты расскажешь мне десятки и сотни обоснованных доводов о ребятах которые делают свою работу честно, о раскрытых преступлениях и спасенных жизнях, и я почти соглашусь с тобой, но вдруг случайно вытащу вот это «Пьяный полицейский насмерть сбил девушку на служебной «Ниве», и заставлю тебя заткнуться. И если этому говну в погонах дадут два года условно — цена твоему удостоверению ровно в пару листов туалетной бумаги.

И до тех пор, пока ты не прекратишь закрывать глаза на гниль вокруг себя, пока не перестанешь прикрывать глаза на беззаконие внутри своей экосистемы, пока не бросишь как шавка покрывать деяния сынков и дочек своего начальства и их друзей — не открывай рот.

Просто молчи, до той поры, когда ты сможешь сказать: «Честь имею!» и не покривить душой.

Ты ведь шел бороться с преступностью? Ну так прекрати ссать, воин, и начни с себя и друзей, как и подобает настоящему лейтенанту.

Хотя… ты вполне можешь досидеться до полкана, плюя на закон и граждан своей страны, которые, кстати, платят тебе деньги за то что ты не собираешься делать. И тогда я искренне и честно пожелаю тебе сожрать еще одну порцию лагмана нахаляву, выпить кружечку пива и разорваться на части от переполняющего тебя дерьма, которое даже не сгодиться на удобрение полей нашей необъятной.

Бывай, служивый. Не болей.

Хотите читать новое первым?

Powered by MailChimp