Прощайте

ПрощениеПредки наши были еще теми добряками и либералами… Жесткие, упертые, хитрые, ведающие свою силу и порой даже агрессивные.
Не давали никому спуску, не шибко верили словам и не совали нос в чужие дела.

Но была одна традиция, шедшая еще от далеких языческих пращуров, которая помогала им оставлять позади ненужные обиды и продолжать жить в мире с Богом и людьми.

Прощенный день.

Я считаю откровенным хамством лезть в личную жизнь людей советами, оценками, навешивать ярлыки и говорить за глаза.
Но и то, грешным делом да под хмелем выскочит какая гадость изо рта — стыдобища на мою седую голову. Бестактность чистой воды. Редко, но метко.

Хотя претит это. Чужая жизнь на то и не своя, вне зависимости от степени ее публичности.

Но та же жизнь научила меня главным урокам.
Не помогать, если тебя об этом не просят.
Не считать себя идеальным и всегда правым.
Не стесняясь признавать ошибки и просить прощение за них.
Помнить, но прощать.

А вот последнее это пиздец как трудно. Носить, холить и лелеять обиды — наше все. А с другой стороны — смеяться над другими находя в этом звериную радость от неуважения к людям и ощущения своей особенности и невъебенности.

Вот поэтому и важен так этот день (да простят меня мои друзья-атеисты) пришедший от веры предков. День когда ты можешь отпустить свои обиды и попробовать смягчить чужие. День смирения, покоя и радости освобождения.

Так что сегодня я прощаю всем кто был зол, агрессивен, надменен, горделив, самонадеян и глуповат все что они сделали за этот год. И сам прошу у вас прощения за то же. И немного прощаю себя.

Это не одолжение. Просто жить по-другому — глупая трата времени.

Чучело обид и холода набито соломой.
Блины умасливают пальцы.
Чайник заливается на кухне соловьем.
Надеюсь мы сможем стать немного лучше.

Абдула, поджигай!

P.S. Общая амнистия не коснется:
Людей должных денег и имеющих все силы чтобы их отдать
Национал-патриотов и фанатиков любой масти
Некоторых бывших баб
И некоторых ебанутых личностей из моего санкционного списка.

P.S.S. Что вовсе не означает, что если кто-то будет вести себя как мудак я буду смотреть на это с умилением.