Слово редактора

Вступительное слово к новогоднему выпуску №53 (552)
журнала «Экватор Сибири» главного редактора издания
Евстифана Аресьевича Хабырдондоева.

«Други мои, прощайте!

Некоторые из вас по скудоумию и от злости, вызванной недостаточным объемом утреннего запаса алкогольных напитков, потирая руки, воскликнут: «Наконец-то!». И тут же жутко осунуться от облома в тулупы, пряча прихваченные добрым морозом белые мочки ушей.

Никуда я, редактор, не ухожу. Да и вы, собственно тоже. Но есть у меня в преддверии прихода нового времени слово, кое уже давно живет в ваших головах, но никак не имеет легитимной возможности рвануть на свободу, в связи с чем вынужденно обустраивать хозяйство в скупых пространствах вашего подсознания.

Словесами своими я закрываю ушедший год, и нет к нему возврата, как не было возврата у заслуженного лесоруба и пасечника Эльдара Ш., к певице Сионе Брантье ( в девичестве Деревянко), по причине их географической отдаленности и разности восприятия самогона.

Год был тяжел, а порой и треморен. Многие элементы, составлявшие его наполнение, были истолкованы как минимум двояко. Кто-то открыл для себя новое, кто-то вычеркнул старое. Кто-то использовал некоторые события, дабы открыть глаза на реальность, но как показало следствие и кинологи – скорее чтобы закрыть глаза на кое-что иное, попадающее под действие четырех (как минимум) статей УК. Кто-то бездарно просидел на завалинке, ожидая приезда лесовоза, не удосужившись усмотреть в размыве моста по весне причину, которая значительно усложнила достижение этой великой цели. А кто-то собрал уникальный урожай брусники, и на вырученные деньги поставил около выгона ветрогенератор, обеспечив, таким образом, сторожку егеря электричеством, а Марью Андревну Звягинцеву, свою, между прочим, тещу, нескончаемой головной болью из-за высокого уровня шума, издаваемого этой социально значимой конструкцией.

В общем, год был насыщен событиями, фактами и нарушениями трудовой дисциплины. Но сегодня я хочу сказать до вас нечто совершенно иное.

Край наш лесогорен, а местами и степен, с легкими признаками чрезмерно вечной мерзлоты. И как следствие – люди в этом краю разнообразны, интересны и самобытны. Не сказать чего хужей.

Помните об этом. Также как вы помните тот злосчастный две тысячи … …й, когда Тимоха, хозяин центрального лобаза вывесил на двери склада листок с накаляканным текстом «Нового Года не будет. Так что хер вам, а не спирт. Особенно Митьке, козлу», что в последствиях лишило его лояльности клиентов, двух зубов и чувства юмора.

Разные мы все. Некоторые даже в себе разные. И вне. Но это и делает нас той самой силой, которая не дает нашей Сибири-матушке сойти с основной оси, и обеспечивает целостность мироздания в регионе. На каждого неадеквата есть уникальный нарезной адекват, как собственно и наоборот. И пределов тому нет, до тех пор, пока мы бережем в себе силу, оставленную нашими, пусть зачастую и командировочными, предками.

И будет морошка в киселях наших, и будет белка бита в глаз, и картофель уродится. И будут ели хлестать нас по лицам, и суровый мороз будет заставлять деревенеть снег в наших степях. И будут рыбы жирны, а грибы не червивы. Опять же гнус не свирепее чем обычно.

До тех пор пока мы, эквато-сибирцы, будем принимать себя единым целым, способным проглотить штоф не краснея, и простить, если кто-то из нас опрокинет чего лишнего.

Как, помните, опять же, тот случай, когда Никола пошел за грибами в схрон, а вернулся весь обвешанный квашеной капустой, а бабка Анна ему слова не сказала, а только пригрела ухватом для порядку, а потом еще и исподнее сухое выдала. Простила значит.

Вот и вы – прощайте, и не ебите мне мозги с вашими жалобами на несправедливость. Да-да – Силантьевы и Аспандияровы, это я в том числе вам. Тем кто четвертый год пишет гневные письма в редакцию по поводу того кому должны доставаться ягоды с черемухи, ствол которой находится на одной стороне забора, а крона над другой. Чума на оба ваши дома, и идите на … (неразборчиво) с миром.

Искренне ваш, Евстифан Хабырдондоев.

С Новым, так сказать, Годом.

P.S. Руслан, тебе так же желаю счастия и благ, но коли ты не вернешь мясорубку и двенадцать курей, до чистого четверга – гореть те в аду.»