Малкович в Астане

Буйство культур-мультур

«Он то бегал по комнате взъерошенным пуделем-переростком, то резко падал в глубь кресла и закатывал глаза.

матерюсь

Почему я матерюсь?

Я матерюсь. Раньше меньше. Сейчас — экспрессивнее. «Меня зовут Константин Нагаев, и я матершинник» — говорил я в клубе. «Охуеть теперь» отвечали анонимные матершинники.

машина

Машина времени

Пост содержит много неприятных слов. Волна идет. Идет тьмой, повторяя заученное броуновское движение.

Цивилизация

Гибель цивилизации

Геймер я невеликий. Не понимаю я радости персонажей упорно радующихся виртуальным победам в сети. От лукавого это.