Три первых притчи

Однажды Дон Котэ очищал священное весло от остатков овсяной каши сидя на пороге своего кашрама. В этот момент во двор зашел один из его молодых учеников.
— А не смотаться ли тебе кабанчиком за пивком? — вежливо осведомился Мастер.
Ученик закинул голову назад, закатил глаза, раздул ноздри (особенно левую) и пренебрежительно скривил рот.
Едва заметным движением руки Мастер перевернул весло и схватив его поудобнее переебал сученку по еблищу.

Ибо суть понятия «нет» не терпит пантомим.

***
Как-то раз Дон Котэ увидел рыбака, переходившего с уловом улицу в неположенном месте. Остановив его окриком он рассказал ему обо всех возможных вариантах последствий его опрометчивого поведения — от травмы голеностопа до плохого примера для молодежи. Рыбак не мог сдержать слез радости и одарил Мастера рыбой, которую он со смирением принял.

Ибо за хорошее дело отгрести леща не стыдно.

***
Как-то к Мастеру пришел кинематографист.
— Дон Котэ, я снимаю откровенное говно и не могу остановиться. Что мне делать?
— Не останавливайся. Как только твое говно станет неискренним — тебя ждет успех и признание.
— Ого! И что будет потом?
— Ты снимешь с говна сливки.
— Но я хочу творить!
— Ну и будешь сидеть в говне и без сливок.
И выгнал его из кашрама артхаусно размахивая веслом.

Так закончились три первых притчи.

Хотите читать новое первым?

Powered by MailChimp