Юта

491px-Seal_of_Utah.svgФерма в штате Юта, где жил Исаак, находилась на равном расстоянии от Прово и Вест-Вэлли-Сити, в шести милях от озера. Помимо него на ферме обитало сорок три человека. Община искренне гордилась тем, что они обитают на этом месте с 1896 года, и за это время нога чужого наступала на их землю всего дважды — один раз это был военный провизор в 1940, с которым был заключен контракт, не только позволивший хорошо подзаработать на поставке мяса и овощей, но и оставить дома всех мужчин общины.

Второй раз — полтора месяца назад, блудница с непокрытой головой и голыми ногами, заблудившаяся по дороге на озеро. Ее быстро выпроводили снабдив четкими инструкциями, а глава общины еще две недели на проповеди в старом молитвенном доме объяснял, что это было искушение, и что сатана хотел совратить, но все устояли и должны забыть об этом.

Исаак не забыл. Оголенная коленка (не говоря уже о бедре) не давала ему покоя. Но еще больше интересовало — почему она все время улыбалась и подмигивала.

Раз в неделю он ездил к Иоахиму за рыбой на озеро. И каждый раз немного уходил с маршрута делая крюк подле песчаного пляжа, где городские и туристы в непотребном виде играли в мяч и бессовестно смотрели друг на друга. Похоже, что они даже были счастливы.

Как-то раз, возвращаясь на повозке, груженой переложенной соломой рыбой, Исаак замечтался и съехал с дороги. Пришел в себя от того, что обод ударился о крупный камень. Очнувшись слез с повозки и пошел осматривать повреждения. Колесо было целым. А вот за камнем валялся мешок, в котором обнаружился тысяча трехсотый Дефендер с пистолетной рукоятью, три коробки патронов, по две дюжины в каждой, и перчатки.

Сам не понимая зачем Исаак засунул весь скарб обратно в мешок, а мешок подоткнул под солому на возу.

Ехал молча. Сначала пытался думать о кознях дьявола. Потом представлял, как старейшина его хвалит за то что не бросил оружие — ведь оно могло попасть в руки плохих людей. Потом осознал как его отчитают при всех за то что он привез его на освященную землю. Но все это не зацеплялось за его мозг. Одна, скрипящая как старая маслобойка, мысль раз за разом прорывалась одним вопросом. «А как ее звали?».

Приехал позже обычного. Тихо вытащил мешок и запрятал за поилкой для лошадей. Стараясь не выдавать волнения разгрузил рыбу в ледник в коптильне. Обошел дом сзади и аккуратно опустил мешок через окно в свою комнату.

Помолился с братом, его женой, их четырьмя детьми и старухой помогавшей по дому. Съел тарелку супа с кукурузной лепешкой и запил отваром из трав.

Закрылся в комнате. Зажег свечу. Один за одним загнал семь патронов в ружье. Лег на кровать. Но не спал. До утра. Пока рында не позволю на воскресную службу.

Накинул длиннополый сюртук. Часть патроннов засунул за пояс брюк — остальное распихал по карманам. Спрятал ружье, прижав правой рукой к телу и вышел во двор.

К дверям молельного дома подошел последним. Остановился. Задрал голову к небу и закрыл глаза.

— О, точно, — Линда!

Передернул Винчестер, вышиб ногой дверь и шагнул внутрь.

  • Павел Банников

    а хорошо