Заметка в журнал

В общем давно это было. Еще до моего переезда в Алматы на ПМЖ.
Была зима. И прочее.
А потом родился вот такой вот блюз, который должен был попасть в какой-то журнал.
И я не помню попал или нет. История закончилась. Но история — осталась.
Нелепая, но моя.

…………………………………………………………

Зима. Вечер в моем любимом городе.
На улице ни разу не холодно и только ветерок ночной ползет с гор, вниз, еле-еле разгоняя городской смог. Мы идем вдвоем вверх. Ближе к гостинице имени страны. Я курю и треплюсь о какой-то совсем не интересной выставке, а она сжимает мою руку и просто улыбается. Вечер удался, и машин мало. И тепло. Опять же завтра совсем некуда спешить и можно спать до обеда.

Мы начинаем переходить улицу, и вдруг она сжимает мой локоть и прижавшись к уху шепчет «Не беги, посмотри на право».

Я поворачиваю голову и.… Два человека. Один, высокий в несоразмерных.. Даже не ботинках.. Сапогах. Клетчатое длинное серое пальто с громадной коричневой латкой на рукаве и в шапке «олимпийке», а второй в кедах, и коричневом пуховике, с ушанкой на голове. Окладистые бороды достойно завершали образ представителей касты неприкасаемых мегаполиса.

Но не это привлекло внимание. В руках каждого была небольшая связочка книг. Помните, как в детстве, бичевой, крест на крест.

А на улице такая тишина… И в ночи только слышалось то баритоном одного, то прокуренным фальцетом другого что-то вроде «Хаям все таки остался недооценен», «По мне Бунин это все таки скорее упадок, чем рассвет» и «А мне ближе Стендаль».

Мы стояли не двигаясь. А они тихонько семенили по улице не смотря по сторонам, с этими смешными стопочками и рассуждали о литературе.

Они уже перешли и пошли от нас вниз. Она стояла не двигаясь и вдруг повернулась, взяла за плечи., и чуть не крича выстрелила

-Ты должен немедленно!

— Что?

— Я не знаю.. надо как то это.. чтобы они запомнили. Что бы мы запомнили…

— Щас. Обожди.

Я залез в задний карман джинсов… Там была мелочь после кафе. Не слишком много. Но вполне достаточно на пару бутылок портвейна и банку шпрот. Зажав деньги в кулак я рванул через дорогу.

— Мужики, постойте!

Они остановились, и повернулись ко мне.

— Это наши книги. Личные. Мы их не украли.

— Да Бог с ним. Я не за этим. Вот.

И я раскрыл ладошки в которых лежала смятая купюра и горстка монет.

-Возьмите. Это вам.

Высокий посмотрел на меня, потом на деньги. Совершенно аристократически оттянул пальцем карман пальто. Я высыпал ему мелочь

Мелкий бородач затараторил:

-Это очень кстати. Мы как раз собирались зайти к нашим дамам. Правда Василий Петрович?

-Евгений Саныч! – в воздухе запахло свежим алкоголем – молодому человеку совершенно не интересны такие подробности. Он просто решил поддержать культуру.

— Ага. Точно. Так и было – совершенно по идиотски ляпнул я.- Спасибо вам, мужики.

— Подождите!

Длинный повернулся к коллеге. Секунду пошептался. Потом присел на колено и вытащил из стопки белую книжку в мягком переплете.

— А это от нас. В знак благодарности.

«Арабская поэзия»

Я развернулся и пошел к ней. Она улыбалась.

— Ну что? Сифон и Борода рады?

— Скорее Кирилл и Мефодий – улыбнулся я в ответ.

Она взяла меня под руку, я отдал ей книжку.

Когда мы дошли до площади, той где всегда светло она внезапно остановилась

— Смотри, тут листик дубовый между страницами

— Наверное закладка. Дай посмотрю.

Всё пройдёт — и надежды зерно не взойдёт.

Всё что ты накопил — ни за грош пропадёт.

Если ты не поделишься вовремя с другом —

Всё твоё достоянье врагу отойдёт..

Я люблю ее. И люблю этот город.

Хотите читать новое первым?

Powered by MailChimp

  • Ну, прямо очарование такое… ) не могу слова подобрать. Просто улыбаюсь))